prev. item / пред. пункт home / начало covers / каверы rss feed / rss канал next item / след. пункт

Updated September 27, 2018


#3.5-102


"Машина времени" – TIME MACHINE

Mashina Vremeni – TIME MACHINE



 Label (Company): Sintez Records [Синтез рекордс]
 Country: Russia
 Format: 12" LP
 Number of records: 1
 Catalogue number:
SRLP 00001
 Catalogue number of side 1: SRLP 00001
 Catalogue number of side 2: SRLP 00001
 Matrix number of side 1: SRLP 00101–A1     – 15767 –
 Matrix number of side 2: SRLP 00101–B1     – 15767 –
 Mono or Stereo: Stereo
 Rotation speed: 33 1/3 rpm
 First release date: 2007


Click on image to enlarge

Щёлкните на картинку для её увеличения






SLEEVES

ОБЛОЖКИ


1-1 / 1-2

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – разворотная обложка , лицевая сторона   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – разворотная обложка , оборотная сторона

Gatefold sleeve (var. 1), front side

Разворотная обложка (вар. 1), лицевая сторона

 

Gatefold sleeve (var. 1), back side

Разворотная обложка (вар. 1), оборотная сторона

1

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − разворотная обложка, внутренний разворот
Gatefold sleeve (var. 1), inside

Разворотная обложка (вар. 1), внутренний разворот

1

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − корешок (обложка расположена лицевой стороной вверх)
Spine (var. 1) – the front side of the sleeve up

Корешок (вар. 1) – обложка расположена лицевой стороной вверх

1-1 / 1-2

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – иллюстрированный внутренний пакет для пластинки, лицевая сторона   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – иллюстрированный внутренний пакет для пластинки, оборотная сторона

Picture inner sleeve (var. 1), front side

Иллюстрированный внутренний пакет (вар. 1),
лицевая сторона

 

Picture inner sleeve (var. 1), back side

Иллюстрированный внутренний пакет (вар. 1),
оборотная сторона






LABELS

ЭТИКЕТКИ


1-1 / 1-2

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – этикетка, сторона 1   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – этикетка, сторона 2

Label (var. 1), side 1

Этикетка (вар. 1), сторона 1

 

Label (var. 1), side 2

Этикетка (вар. 1), сторона 2



NOTE:

This 12" LP under the title TIME MACHINE by the Soviet and Russian "Машина времени" rock group (Mashina Vremeni – means Time Machine) is concerned with The Beatles theme because recording, mixing and mastering were made at Abbey Road Studios in London (England) [see Pic. 1]. Recording and mixing took place in studios 2 and 3. Recording session went on from 10 to 19 of October, 2006.

This album features one 12" LP but has a gatefold sleeve.

The one and only variation of this Russian edition is known to date (var. 1). It is limited edition of 1000 copies. The confirming sticker is seen on the back side of the sleeve.

Pic. 2 shows the front side of the gatefold sleeve of vinyl edition carrying autographs of members of Mashina Vremeni.

Also this album was released on usual CD and as a deluxe edition – digipack in spineless decorated slipcase [see Pic. 3], which included not only CD but DVD with the film Time Machine. Flight Chronicle telling about album recording [see Pic. 4].

Hamish Stuart, who worked earlier with Paul McCartney and Ringo Starr, was the producer of TIME MACHINE album.

In last months of 1992 Stuart and McCartney wrote and began recording the song Is It Raining In London? (at least it is known that some work on the song was done in studio on December 15 and 16, 1992). It was never completed in full. In a short time Angelo Badalamenti recorded the orchestral song arrangement at Abbey Road Studios. And part of this recording was included in the 60-minute Paul McCartney documentary Movin' On [see Pic. 5–11] released as home video on September 29, 1993. But 27-minute edits from the film went on TV screen earlier: in Britain – on April 18 (Channel 4), in the USA – on June 10 (Fox Television network). At that these edits featured slightly different footage.

All known to date illegal CDs which carry the track Is It Raining In London? show absolutely the same 1:15 orchestral version taken from the film Movin' On [see Pic. 12].

According to Stuart, studio tapes of this song vanished somewhere at Abbey Road Studios. But a compact cassette with the copies of two song versions (one of which was orchestral) survived in his home archive. A few months before the start of recording session for TIME MACHINE album Hamish passed through this cassette to the musicians of Mashina Vremeni – for introducing them to the song.
In summer 2006 Hamish Stuart came to Moscow to meet the group. His visit synchronized with holding of the Wings festival which took place at Tushino aerodrome. Mashina Vremeni performed there on July 29 and Stuart went onstage together with the group to do the Beatles' Can't Buy Me Love.

At Abbey Road Studios the producers and musicians contemplated the recording of Is It Raining In London? [see Pic. 13, 14]. Later H. Stuart recalled: "I produced the Russian band Time Machine in 2007 [actually in 2006], and we talked about doing the song, and I spoke to Paul about it, but in the end they wanted to do their own material". Yes, unfortunately after all, the group dropped the idea of recording and releasing the song because of necessity for additional approvals with McCartney as its co-author.

The song Is It Raining In London? has not been yet released on legal vinyl records or CDs. Hamish Stuart and Robbie McIntosh played it just one time – at a festival for fans of The Beatles. This rendition, at the Crowne Plaza Hotel in Secaucus, New Jersey on March 17, 2001, for the first time appeared on the illegal 2CD-set PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY (Quarter Apple Inc., PCS 7304/5), released in 2001 [see Pic. 15, 16]. It's a track 24 on CD 2 [see Pic. 17].

A brief story about Is It Raining In London? can be read in the book BEATLES DEEPER UNDERCOVER by Kristofer K. Engelhardt, Collector's Guide Publishing Inc., 2010 (ISBN 9781-926592-09-1), page 330.

Among other session musicians, persons who are well known for working with ex-Beatles took part in the recording of TIME MACHINE album: Ray Cooper [see Pic. 18, 19], Paul "Wix" Wickens [see Pic. 20, 21]. And Hamish Stuart was not only a producer, he contributed to the recording as a musician as well.

During the recording session George Martin and his son Giles Martin, who were finishing work on mixing of The Beatles' LOVE album in the nearby studio, payed a visit to Mashina Vremeni [see Pic. 22].

Also, reportedly there were tentative agreements with Paul McCartney and Ringo Starr concerned with their possible attendance at the group's recording session (not necessarily on the same date). For various reasons this didn't happen. It's a pity. What if one or both of ex-Beatles would like to participate in the recording?!

March 1, 2007 was the official release date for TIME MACHINE album (on CD). Its presentation parties took place in Moscow – on March 7 at Olimpiyskiy sports complex and in Saint Petersburg – on April 13 at Oktyabrskiy grand concert hall. Vinyl appeared a little bit later.


Фото6

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − группа Машина времени на ступеньках у входа в студию Abbey Road
Pic. 1. Mashina Vremeni group is on the stairs at the entry to Abbey Road Studios

Рис. 1. Группа "Машины времени" на ступеньках у входа в студию "Abbey Road"

1

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − лицевая сторона разворотной обложки винилового издания с автографами участников Машины времени
Pic. 2. The front side of the gatefold sleeve of vinyl edition carrying autographs of members of Mashina Vremeni

Рис. 2. Лицевая сторона разворотной обложки винилового издания с автографами участников "Машины времени"

1 / markus

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − лицевая сторона декоративного футляра подарочного издания (CD+DVD) с автографами продюсера Хэймиша Стюарта и участников Машины времени  Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − лицевая сторона декоративного футляра подарочного издания (CD+DVD) с автографами продюсера Хэймиша Стюарта и участников Машины времени
Pic. 3. The front side of the decorated slipcase of deluxe edition (CD+DVD)
carrying autographs of the producer Hamish Stuart and members of Mashina Vremeni
[two different copies]

Рис. 3. Лицевая сторона декоративного футляра "подарочного издания" (CD+DVD)
с автографами продюсера Хэймиша Стюарта и участников "Машины времени"
[два разных экземпляра]


Pic. 4. The film Time Machine. Flight Chronicle telling about TIME MACHINE album recording
Film is presented in low quality – for guidance only

Рис. 4. Фильм "Time Machine. Хроника полёта", рассказывающий о записи альбома TIME MACHINE
Фильм представлен в низком качестве – исключительно в ознакомительных целях


Pic. 5. A fragment of the film Movin' On concerned with recording of the orchestral version of Is It Raining In London?
[with Russian voice-over]
Film is presented in low quality – for guidance only

Рис. 5. Фрагмент фильма "Movin' On", связанный с записью оркестровой версии Is It Raining In London?
[с русским дубляжом]
Фильм представлен в низком качестве – исключительно в ознакомительных целях

Фото12 + Фото14

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)

Фото11 + Фото17

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)

Фото15 + Фото16

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)   Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) – запись оркестровой версии Is It Raining In London? Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия Abbey Road, студия 1)

Pic. 6–11. Recording of the orchestral version of Is It Raining In London?:
Hamish Stuart, Paul McCartney, Angelo Badalamenti and the orchestra (Abbey Road Studios, studio 1)
[still pictures from the film Movin' On]

Рис. 6–11. Запись оркестровой версии Is It Raining In London?:
Хэймиш Стюарт, Пол Маккартни, Анджело Бадаламенти и оркестр (студия "Abbey Road", студия 1)
[стоп-кадры из фильма "Movin' On"]


Pic. 12. A fragment of the orchestral version of Is It Raining In London? from the film Movin' On released on illegal CDs
Sound track of the composition is presented for guidance only

Рис. 12. Фрагмент оркестровой версии Is It Raining In London? из фильма "Movin' On", выпущенный на нелегальных компакт-дисках
Звуковая дорожка композиции представлена исключительно в ознакомительных целях

Фото8b

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − группа Машина времени на ступеньках у входа в студию Abbey Road

Фото1a

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − группа Машина времени на ступеньках у входа в студию Abbey Road
Pic. 13, 14. Producer Hamish Stuart is playing guitar chords for the song Is It Raining In London?
and executive producer Vladimir Matetskiy is writing them in
[still pictures from the film Time Machine. Flight Chronicle]

Рис. 13, 14. Продюсер Хэймиш Стюарт берёт на гитаре аккорды песни Is It Raining In London?,
а исполнительный продюсер Владимир Матецкий их записывает
[стоп-кадры из фильма "Time Machine. Хроника полёта"]

PM-Nashville1-1

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − художественное оформление нелегального двойного компакт-диска PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY (Quarter Apple Inc., PCS 7304/5), выпущенного в 2001 году

PM-Nashville1-2

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − художественное оформление нелегального двойного компакт-диска PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY (Quarter Apple Inc., PCS 7304/5), выпущенного в 2001 году
Pic. 15, 16. Art work for the illegal 2CD-set PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY (Quarter Apple Inc., PCS 7304/5) released in 2001

Рис. 15, 16. Художественное оформление нелегального двойного компакт-диска PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY
(Quarter Apple Inc., PCS 7304/5), выпущенного в 2001 году


Pic. 17. The song Is It Raining In London? sung by Hamish Stuart on March 17, 2001
Sound track of the composition is presented for guidance only

Рис. 17. Песня Is It Raining In London? в исполнении Хэймиша Стюарта 17 марта 2001 года
Звуковая дорожка композиции представлена исключительно в ознакомительных целях

Фото5

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − Рэй Купер и группа Машина времени в студии Abbey Road

Фото4

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − Рэй Купер и группа Машина времени в студии Abbey Road
Pic. 18, 19. Ray Cooper and Mashina Vremeni group at Abbey Road Studios

Рис. 18, 19. Рэй Купер и группа "Машина времени" на студии "Abbey Road"

Фото18 + Фото19-4

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − Пол Викс Викенс в студии Abbey Road
Pic. 20, 21. Paul "Wix" Wickens at Abbey Road Studios

Рис. 20, 21. Пол "Викс" Викенс на студии "Abbey Road"

Фото3

Машина времени – Time Machine (Sintez Records [Синтез рекордс] SRLP 00001) − Хэймиш Стюарт, Джордж Мартин, Джайлс Мартин и группа Машина времени в студии Abbey Road
Pic. 22. Hamish Stuart, George Martin, Giles Martin and Mashina Vremeni group at Abbey Road Studios

Рис. 22. Хэймиш Стюарт, Джордж Мартин, Джайлс Мартин и группа "Машина времени" на студии "Abbey Road"



ПРИМЕЧАНИЕ:

Этот диск-гигант советской и российской рок-группы "Машина времени" под названием TIME MACHINE имеет отношение к битловской теме в связи с тем, что запись, сведение и мастеринг альбома производились на студии "Abbey Road" в Лондоне (Англия) [см. Рис. 1]. Запись и сведение происходили в студиях 2 и 3. Сессия звукозаписи продлилась с 10 по 19 октября 2006 года.

Данный альбом представляет собой один диск-гигант, но имеет разворотную обложку.

На сегодняшний день известен только один единственный вариант данного российского издания (вар. 1). Это лимитированное издание в количестве 1000 экземпляров. Соответствующий стикер (наклейка) виден на оборотной стороне обложки.

На Рис. 2 показана лицевая сторона разворотной обложки винилового издания с автографами участников "Машины времени".

Также этот альбом был выпущен на обычном CD и в виде "подарочного издания" (deluxe edition) – диджипака в декоративном футляре с открытыми корешками (digipack in spineless decorated slipcase) [см. Рис. 3], в которое кроме CD ещё входил и DVD с фильмом "Time Machine. Хроника полёта", рассказывающим о записи альбома [см. Рис. 4].

Продюсером альбома TIME MACHINE был Хэймиш Стюарт (Hamish Stuart), ранее работавший с Полом Маккартни и Ринго Старром.

В последние месяцы 1992 года Стюарт и Маккартни сочинили и начали записывать песню Is It Raining In London? (по крайней мере, известно, что работа над песней в студии велась 15 и 16 декабря 1992 года). Полностью она так и не была закончена. В скором времени Анджело Бадаламенти (Angelo Badalamenti) на студии "Abbey Road" записал оркестровую аранжировку песни, и фрагмент этого события был включён в 60-минутный документальный фильм Пола Маккартни "Movin' On" [см. Рис. 5–11], выпущенный как "видео для домашнего просмотра" 29 сентября 1993 года. Однако 27-минутные отрывки из фильма были показаны по ТВ раньше: в Британии – 18 апреля (Channel 4), в США – 10 июня (Fox Television network). Причём видеоряд в этих отрывках немного отличался.

Все известные на сегодняшний день нелегальные компакт-диски с композицией Is It Raining In London? содержат абсолютно одинаковую оркестровую версию продолжительностью 1:15, взятую из фильма "Movin' On" [см. Рис. 12].

Со слов Стюарта, студийные плёнки с этой песней затерялись где-то на "Abbey Road". Но у него в домашнем архиве сохранилась компакт-кассета с копиями двух версий песни, одна из которых оркестровая. За несколько месяцев до начала сессии звукозаписи альбома TIME MACHINE Хэймиш передал эту кассету музыкантам "Машины времени", чтобы те могли бы ознакомиться с композицией.
Летом 2006 года Хэймиш Стюарт посетил Москву для встречи с группой. Его визит по времени совпал с проведением фестиваля "Крылья" на Тушинском аэродроме. "Машина времени" там выступала 29 июля, и Стюарт вышел на сцену вместе с группой для исполнения битловской песни Can't Buy Me Love.

На студии "Abbey Road" продюсеры и музыканты рассматривали возможность записи Is It Raining In London? [см. Рис. 13, 14]. Позже Х. Стюарт вспоминал: "В 2007 году [на самом деле, в 2006 году] я продюсировал российскую группу "Машина времени", и мы разговаривали о том, чтобы сделать песню, я обговорил этот вопрос с Полом, но, в конце концов, они решили делать свой собственный материал". Да, к сожалению, группа всё же отказалась от идеи записывать и выпускать песню из-за необходимости дополнительных согласований с Маккартни как её соавтором.

На официальных аудионосителях песня Is It Raining In London? до сих пор не издавалась. Хэймиш Стюарт и Робби Макинтош (Robbie McIntosh) сыграли её только один раз – на одном из фестивалей поклонников "Битлз". Это выступление, состоявшееся 17 марта 2001 года в "Crowne Plaza Hotel" в местечке Secaucus (штат Нью-Джерси), впервые появилось на нелегальном двойном компакт-диске PAUL MCCARTNEY ● NASHVILLE DIARY (Quarter Apple Inc., PCS 7304/5), выпущенном в 2001 году [см. Рис. 15, 16]. Это трек 24 на CD 2 [см. Рис. 17].

Короткий рассказ о песне Is It Raining In London? можно прочитать в книге Кристофера Энгелхардта (Kristofer K. Engelhardt) "BEATLES DEEPER UNDERCOVER", Collector's Guide Publishing Inc., 2010 (ISBN 9781-926592-09-1), страница 330.

В записи альбома TIME MACHINE, среди прочих приглашённых музыкантов, принимали участие люди, хорошо известные по работе с экс-битлами: Рэй Купер (Ray Cooper) [см. Рис. 18, 19], Пол "Викс" Викенс (Paul "Wix" Wickens) [см. Рис. 20, 21]. Да и Хэймиш Стюарт был не только продюсером, но и участвовал в записи как музыкант.

Во время сессии звукозаписи в гости к "Машине времени" зашли Джордж Мартин и его сын Джайлс Мартин [см. Рис. 22], которые в соседней студии заканчивали работу над сведением битловского альбома LOVE.

Также имеется информация о предварительной договорённости с Полом Маккартни и Ринго Старром, связанной с их возможным посещением сессии звукозаписи группы (не обязательно в один и тот же день). Но по разным причинам этого не случилось. Жаль. А что, если кто-то из экс-битлов захотел бы принять участие в записи?!

Официальная дата релиза альбома TIME MACHINE (на CD) – 1 марта 2007 года. Его презентации прошли в Москве – 7 марта в СК "Олимпийский" и в Санкт-Петербурге – 13 апреля в БКЗ "Октябрьский". Винил появился чуть позже.




Нижеприведённые воспоминания о работе на студии "Abbey Road" в своё время записал Александр Хорев (взято с сайта журнала "IN/OUT – техника в шоу-бизнесе").

Александр Хорев.

Альбом "Time Machine" находится в продаже уже более полугода. Оценить усилия музыкантов и успех проекта в целом сегодня может каждый. И многие уже это сделали. Кто-то назвал эту пластинку лучшей записью, когда-либо сделанной отечественной группой. Кто-то усмотрел во всей этой истории хитрый PR-ход. Мы же будем придерживаться своего мнения. А вместо обсуждения предлагаем рассказы трёх непосредственных участников событий: Андрея Макаревича, Александра Кутикова и Владимира Матецкого, выступившего в этом проекте сопродюсером и соавтором песен.


Андрей Макаревич.

Когда мы убедились, что это не сон, что мы действительно будем записывать альбом в той самой, второй студии "Abbey Road", когда мы получили согласие от продюсера Хэймиша Стюарта и звукорежиссёра Питера Хендерсона, мы с утроенной силой взялись за написание материала, решив при этом, что если уж мы едем записываться в "битловскую" студию, то давай-ка и материал попробуем написать так, как это делали они, то есть совместно. Мы на полгода закрылись в студии Владимира Матецкого и стали сочинять. Каждому на ум приходили какие-то отрывки, кусочки, мысли... Мы делились всем этим друг с другом, и первое время практически ничего не нравилось. Потом исчез некий момент смущения, и дело пошло. И чем ближе к записи, тем всё более интересные, на наш взгляд, стали приходить мысли.

Ещё до начала записи мы предполагали, какое звучание нам хотелось бы получить, и, исходя из этого, выбирали продюсера. На Западе хороших продюсеров много, но все они работают по-разному. Вначале мы думали о Джеффе Линне, но в конечном результате решили отказаться от его кандидатуры: не столько потому, что он очень дорогой, сколько потому, что узнали, как он работает. Он приглашает музыкантов, пишет их по трекам, потом выгоняет из студии и делает музыку Джеффа Линна. Кто бы у него ни играл, его работу можно узнать сразу же. И это очень здорово, узнаваемо, но это Джефф Линн. А нам хотелось сделать "Машину времени". С Хэймишем Стюартом получилась другая история. За несколько месяцев до записи мы пригласили Хэймиша в Россию. Поиграли ему наши песни, пригласили на фестиваль "Крылья", где он даже вышел с нами на сцену, и мы в порядке импровизации сыграли что-то битловское. Он оказался человеком нашего круга, возраста, взглядов и интересов. Мы подружились. Я думаю, что ему было нетрудно понять, чего мы хотим добиться в этой записи. Мы ни в коем случае не хотели копировать The Beatles, потому что это решительно невозможно. Мы не хотели делать какой-то ретрозвук. Но мы хотели сохранить то, что мы любим, и при этом сделать звучание предельно живым и современным. Эту задачу мы донесли до Хэймиша, а он, в свою очередь, донёс её до Питера Хендерсона.

Каким бы опытом ты ни обладал как музыкант, если ты всё время слушаешь свою музыку изнутри, у тебя элементарно замыливается ухо. Потом приходит свежий человек и обязательно замечает то, чего ты уже не слышишь. Такую же работу в данном проекте выполнял и Владимир Матецкий, ставший сопродюсером этого альбома. Такой человек приходит и говорит: послушай, вот этот кусочек не совсем хорош, давай попробуем по-другому. Ты пробуешь и видишь, что действительно, так получается лучше.

Хэймиш выполнял ту же функцию, но, помимо неё, он внёс в звучание несколько едва заметных оттенков, которые вообще не бросаются в уши. Где-то он сыграл буквально две нотки на акустической гитаре, где-то спел бэк, очень странный, негромкий, но абсолютно битловский. В одном куплете, контрапунктом... Если послушать альбом на простой "мыльнице", то эти вещи вообще незаметны, но, например, на виниле их действие на общую картину очевидно. Вот на таком уровне и работает настоящий музыкальный продюсер. Без этих едва заметных акцентов альбом звучал бы по-другому.

Выросло целое поколение людей, которое никогда не слышало и не будет слушать музыку, которую я люблю. И что теперь, повеситься, что ли? Меня совершенно не интересует направление общего марша. Пока ещё меня окружает достаточное количество людей, которые разделяют мои вкусы. К тому же я не исключаю, что кто-то из молодых людей, случайно или нет, услышав то, что делаем мы, откроет для себя что-то новое.

За несколько месяцев до записи я побывал в "Abbey Road" на экскурсии в составе группы дилеров B&W. В первый раз впечатления, конечно же, были сильнейшие. Это, наверное, как Зюганову в мавзолей сходить. О том, чтобы записать там наш альбом, тогда и мысли не было. Зато позже, когда мы приехали на запись, я уже важничал и чувствовал себя старожилом: в отличие от других, я знал, где находится буфет и в каком углу курили The Beatles. Но всё лишнее исчезло через полчаса работы. Когда мы поняли, что находимся в таком прославленном месте, в компании таких прославленных людей для того, чтобы реализовать наши замыслы, всё пошло очень легко и спокойно.

Там тебя не касаются никакие технические моменты. Такие вопросы решаются быстро и при этом совершенно не требуют твоего участия. Если саундпродюсеру не нравится звук малого барабана, тут же приносят два других. Для меня такой подход стал немного неожиданным. В наших студиях я привык к тому, что звук малого барабана настраивается в первую очередь: это считается одним из самых сложных и трудоёмких процессов. А на "Abbey Road" малый барабан мы меняли четыре раза. Один раз меняли бочку: в песне "Кил-Бил" нам хотелось получить такую цирковую, дурацкую, гулкую бочку. И никаких проблем с этим не возникло. И так во всём. Если тебе не нравится звук усилителя, через минуту перед тобой стоит ещё два, только работай. Очень комфортное состояние, в котором, кроме творчества, тебя совершенно ничего не волнует.

Есть ещё целый ряд важных моментов, создающих это комфортное состояние. Например, там очень хороший воздух. Там не жарко и не холодно, а это тоже, оказывается, очень важно. Там никто не суетится и не разговаривает на повышенных тонах. Первое время англичанам казалось, что мы постоянно ругаемся – хотя мы не ругались, а просто общались так, повышенно эмоционально. А они к такому не привыкли. Все очень спокойные. Записали – послушали. Ещё раз записали – ещё раз послушали. Передохнули, покурили, попили кофе. Кофе или бокал вина можно заказать прямо в студию: всё тут же приносят из буфета. Наверху есть помещение с диванами, где, если ты не занят на данный момент в записи, можно отдохнуть и как-то отвлечься. Т.е. всё почти так, как мечтал Ленин: всё на благо человека. И эта атмосфера не просто приятна, она продуктивна. Мне настолько понравилось работать в этой студии, что когда мы закончили запись, я дал себе слово, что обязательно вернусь туда с "Оркестром креольского танго".

Питер Хендерсон – один из самых мягких людей из всех, с кем мне доводилось общаться. Представить его в качестве диктатора очень сложно. Я думаю, что свою работу он видит немного в ином ракурсе. Ему важно сделать так, чтобы всё понравилось и музыкантам, и продюсеру. И это правильно. По большому счёту звукорежиссёр не имеет права даже на намёки какой-то диктатуры. Если музыкант говорит, что ему нужен определённый звук, профессиональный звукорежиссёр сделает всё, чтобы снять и записать именно этот звук. Пусть он ему не нравится, он всё равно будет менять микрофоны, двигать перегородки, но добьётся того, чтобы в результате всё зазвучало. По-другому быть не должно. А ситуация, когда звукорежиссёр начинает учить тебя крутить ручки – это совковый подход, которого там нет в принципе. В крайнем случае, продюсер может тебе мягко намекнуть. Но в нашей работе такого ни разу не было.

Ничего принципиально нового я не увидел. А вот ощущения совершенно другие. Просто очень комфортно. Но я могу сказать, что и у нас в стране есть подобные места. Например, несколько альбомов я записывал в студии на Таганке, у Андрея Старкова, и с удовольствием буду работать там и дальше, потому что там тоже неизменно спокойная атмосфера и очень профессиональные люди.

Вместе с Владимиром Матецким мы перевели все наши тексты, и это тоже было довольно интересно: все, даже приглашённые музыканты, например, Рэй Купер, игравший на перкуссии, в первую очередь просили переводы текстов. Затем он попросил написать русские слова латинскими буквами, чтобы понять фонетику слов. Им нужно было понимать, о чём они будут стучать... Это может показаться странным, но, на самом деле, это действительно важно.

Существует абсолютно ошибочное мнение, что у нас тут все так плохо, а на Западе всё очень хорошо. У них тоже много халтурщиков и не очень способных звукорежиссёров. Просто мы сразу, априори, ехали в лучшее место, где работают лучшие во всех отношениях специалисты. К тому же успех во многом зависит и от того, насколько чётко ты поставишь задачу. Так что вопрос взаимопонимания – это вопрос профессионализма. Мы не такие уж и марсиане в сравнении с ними. У нас очень схожие проблемы, переживания и устремления.



Александр Кутиков.

Дело в том, что "Abbey Road" – это не просто студия, которая существовала когда-то, и когда-то там были записаны альбомы The Beatles. Помимо всего прочего, эта студия имеет блестящую современную историю. Это студия высочайшего, мирового класса, в которой записывается огромное количество современных групп и исполнителей. Параллельно с нами там работала группа Cure, после нас там записывала новый альбом Dido. И этот список можно продолжать и продолжать. В силу того, что студия имеет уникальную акустику и уникальное техническое оснащение (все эти старые приборы, пульты, просто изумительный парк микрофонов), "Abbey Road" притягивает тех музыкантов, кто понимает, что такое "живой" звук, "живая" запись. Запись не по трекам, каждого музыканта в отдельности, а группой, всех вместе. Я бы сказал, что "Abbey Road" – это некое место, где сосредоточен определённый пласт современной звуковой культуры. Если принять всё это во внимание, то, наверное, можно понять, почему мы так стремились в эту студию. Запись в "Abbey Road" – это событие для любого музыканта любого возраста. Это не имеет отношения к тому, к какому поколению ты относишься. Да потом, мы и не старики вовсе! Такая запись, безусловно, является некой планкой и уникальным профессиональным опытом. Ну и, конечно же, я не могу отрицать и тот факт, что когда мы попали в эту студию, увидели эти стены, почувствовали этот воздух, мы поняли, что, помимо всего прочего, в данный момент осуществляется наша самая большая детская мечта. Отрицать это было бы несправедливо.

Работать в этой студии – удовольствие из дорогих, особенно для российской группы. Только стены студии (а в это понятие входит помещение, микрофоны, консоль и один инженер) стоят порядка 2500 фунтов стерлингов за смену. Двенадцать часов. Всё остальное оборудование – это опции, которые оплачиваются отдельно. Если ты перерабатываешь двенадцать часов, переработка оплачивается уже совсем по другим расценкам. Всё это выливается в очень серьёзные, значительные деньги. Работа в Англии стоит много дороже, чем у нас, в России.

Профессиональный уровень персонала очень высок. Даже техники, занятые на погрузке-разгрузке, люди, которые занимаются монтажом, имеют высшее образование в объёме лондонской высшей школы звукорежиссёров.

Для того, чтобы занять должность, соответствующую твоему образованию, нужно пройти все ступени. Сначала ты должен потаскать ящики, доказав таким образом свою любовь и преданность профессии. Потом ты должен научиться ставить микрофоны. Потом должен научиться выполнять просьбы звукорежиссёра, саундпродюсера и музыкантов. В звукозаписывающем бизнесе есть очень много вещей, которые постигаются только практикой. Поэтому всему своё время. Сначала ящики носишь, потом микрофоны расставляешь, и только после этого тебя допускают к самостоятельной работе. Чудес не бывает! Получить работу в "Abbey Road" очень сложно. Доказать свою состоятельность – ещё сложнее. Но если ты принят туда даже на должность "младшего техника", то появляется шанс сделать карьеру в этом бизнесе. И если ты обладаешь достаточным талантом, усердием, желанием работать, то "Abbey Road" даст тебе не только специальность и уникальный опыт, но и имя. После чего ты становишься настоящим специалистом и можешь спокойно уходить и работать где угодно, в любой студии мира. Но понятно, что всё это не так просто – активной ротации кадров в "Abbey Road" нет. Например, Крис Болстер, ассистент, который работал на нашей записи, работает в "Abbey Road" уже восемь лет. А наш звукоинженер Питер Хендерсон начинал в "Abbey Road" ассистентом, если не ошибаюсь, в 1967 году, когда там записывался альбом "Сержант Пеппер". Десять лет спустя он получил свой первый "Грэмми" за пластинку Supertramp "Breakfast In America". А вообще Питер является обладателем шести "Грэмми".

Все люди, с которыми мы сталкивались на "Abbey Road", поражали своей интеллигентностью, обаянием и спокойствием. Каждый день пребывания в студии – это тяжёлая физическая работа, но в то же время, если мы говорим об "Abbey Road" – это потрясающе приятное занятие. В первую очередь, благодаря людям. Все они открыты, радушны, а в общении – абсолютно искренни. Все они любят место, где они работают. Они уважают своё и чужое время. Это выливается в очень правильное отношение к музыкантам. Ни одного грубого слова! Ни одного жеста или взгляда, которые могли бы привести музыканта в замешательство и вывести из рабочего состояния. Всё делается только в поощрительных тонах. Обстановка чрезвычайно благоприятная. В этом плане "Abbey Road" очень сильно отличается от наших студий.

Если музыкант попал в эту студию, то, само собой понятно, он туда не просто с улицы зашёл. Западный продюсер, даже за гонорар, не будет работать с материалом, который ему не нравится, который он не чувствует, не понимает. И если продюсер согласился работать с твоим материалом, то это значит, что он согласился работать с тобой, с твоими мыслями, с твоим миром. По тому же принципу подбирается и звукоинженер. Получается взаимное проникновение в проект, которое и создаёт эту очень приятную с человеческой точки зрения атмосферу. Чего выяснять-то? Вместо разборок, часто происходящих в наших студиях между музыкантами и персоналом, там все просто пашут. Пашут на одно общее дело. По двенадцать часов, с одним сорокаминутным перерывом на ланч. Невзирая на статусы и должности. Это заблуждение, что если музыкант пришёл в студию, за всё заплатил, то он может ковырять в носу и ждать озарения, творить только тогда, когда звёзды на небе сложатся определённым образом. На самом деле так бывает только в кино да в сказках. Подобные музыканты, скорее всего, не очень точно понимают свою профессию, и уж совершенно точно никогда не работали на современном Западе. Там пашут все! Пишут по двадцать-тридцать дублей, столько, сколько нужно. Пока продюсер не скажет: "Есть!".

При этом, время очень ценится. Вот лишь один пример. Мне очень понравилось, как они отслеживают материал в процессе записи дубля. Инженер сидит с блокнотом и карандашом и быстро записывает время тех моментов, на которые в дальнейшем он считает нужным обратить внимание. Когда приходят музыканты, он говорит им: "Давайте послушаем этот кусочек". И включает именно тот момент, который его интересует. За ним следующий кусочек, за ним ещё один. Всё происходит очень быстро и точно. Слушать весь дубль никого не заставляют, если в этом нет необходимости. Все очень бережно относятся к времени.

У студии есть своё характерное звучание, и каждый альбом, записанный в этой студии, волей-неволей становится узнаваемым. Во всяком случае, для специалистов. Звучание студии я бы назвал... многокомпонентным. Первый компонент – это акустика самого помещения. Каждый угол имеет определённую звуковую окраску, поэтому разные инструменты в этой студии располагаются в строго определённых местах. Есть два варианта расстановки барабанов. В зависимости от характера произведения барабаны ставятся у стены, либо по центру, либо в левом углу. Левый угол – самый яркий, самый звонкий. В этом углу почти всегда записывали барабаны The Beatles. В нашем случае барабаны были установлены по центру: это решение было принято инженером исходя из того, что барабаны, бас и гитары записывались одновременно и других вариантов для того, чтобы получить задуманный нами звук, не было. А, например, кабинет Leslie-органа B3 ставится исключительно в левом углу при входе в студию. Именно там получается идеальная окраска средних частот этого инструмента, которая даёт наилучшую читаемость эффекта Leslie. Рояль пишется исключительно в правом углу от входа, там получается наиболее выгодная естественная реверберация. Следующий (и, наверное, самый важный) компонент – это парк микрофонов. Такого изумительного парка микрофонов в таком прекрасном состоянии нет больше нигде в мире. Ну а если мы пойдём по этой технологической цепочке дальше, то придём к консоли. Каким бы странным не покажется этот факт, но в "Abbey Road" не очень любят работать на Solid State Logic: там предпочитают Neve 3 (правда, немного модифицированный). Каждое звено этой цепи привносит в звук свой неповторимой оттенок, из которого и складывается узнаваемое звучание студии. Но есть и варианты. Например, мы параллельно использовали старую консоль EMI, шестидесятых годов. Этот пульт имеет абсолютно неповторимое звучание, и никакие другие пульты или приборы не могут его сымитировать. Мы заказали эту консоль за дополнительные деньги. Через неё писали барабаны и гитары. А затем использовали съёмные темброблоки этого пульта на сведении.

Коллекция приборов, инструментов и микрофонов уникальна. Но это не музей, экспонаты которого имеют ценность только в силу каких-то исторических событий. Например, в этой студии стоит рояль, на котором играли ещё The Beatles. Но его ценность заключается не в этом. Дело в том, что это действительно уникальный по своему звучанию рояль. Есть, например, и уникальные микрофоны Neumann, в которые пели многие знаменитые люди. Такие микрофоны для Neumann производила лаборатория Маркони. Именно этот экземпляр был собран в 1937 году, и на нём до сих пор работают "родные" мембрана и предусилитель. Есть очень старые американские компрессоры Fairchild. Огромных размеров, ламповые. Они используются и по сей день – возможно, потому, что ничего близкого по своим возможностям за все последующее время создано не было. Всё это собирается, очень бережно хранится, поддерживается в рабочем состоянии и используется в работе.

По части сведения у нас всё-таки возникала одна проблема. В песнях "Машины времени" текст имеет важнейшее значение. Мы привыкли к тому, что в звуковой картине голос находится очень близко к слушателю. Сначала англичане хотели сделать сведение на свой манер – немного "притопить" голос для получения более однородной звуковой картины. Нам пришлось их убеждать в том, что читаемость слов для нас действительно очень важна, что нам нужно сохранить каждое слово. В конечном счёте убедили, и если вы послушаете запись, то обнаружите, что основные вокальные партии звучат очень близко. А, например, мой голос на "бэках", или где-то, где мы поём с Андреем вместе, посажен более глубоко, более "по-английски": англичане почему-то посчитали, что мой голос должен быть более плотно упакован в музыкальную фактуру.

Это только с первого взгляда может показаться, что голос чуть громче или чуть тише – это нюанс. На самом деле изменение уровня голоса на децибел полностью меняет характер и настроение песни. Это вовсе не нюансы – скорее, глубокое знание профессии.

На "Abbey Road" есть специальная лаборатория, в которой настраивается весь мониторный тракт. И результат таков, что такой прозрачности и точности мониторинга я не встречал больше ни в одной студии. Скажу больше, я нигде не слышал, чтобы именно так звучали мониторы Yamaha NS-10. Ещё один момент, который для меня стал открытием, состоит в том, что во всём процессе записи саундинженер использовал только мониторы ближнего поля. Правда, при этом он использовал три или даже четыре разных комплекта. Я полагаю, что в каждом мониторе он слушал определённую часть спектра. На записи барабанов использовались KRK, потому что они лучше всего подходят для работы при использовании ламповых приборов обработки: например, в этих мониторах прекрасно читается любое движение эквалайзеров лампового пульта EMI. Для середины же ещё не придумано ничего лучше NS-10. В качестве дополнительных мониторов на сведении использовались B&W и Genelec. Такое количество мониторов, скорее всего, объясняется какими-то личными предпочтениями звукоинженера. Этот выбор, сделанный на основе личного опыта. И объяснить его не всегда возможно. У каждого инженера свои предпочтения, но большинство звукоинженеров с большим мировым именем в любом случае обязательно используют NS-10 и KRK. На сведении в формате 5.1 в "Abbey Road" используются только B&W Nautilus.

Если мы говорим о "цифре", то в контексте "Abbey Road" это может быть только Pro Tools, только Prism Sound и только Macintosh. На PC не работает ни одна уважающая себя студия. Pro Tools является дополнительной опцией, стоимость которой составляет 500 фунтов стерлингов за смену ("железо" и инженер, обслуживающий эту систему).

Мастеринг там делается немного по-другому. Довольно часто случается так, что в процессе частотной реконструкции фонограммы ухудшается читаемость некоторых инструментов. Поэтому на мастеринг, помимо основных мастер-треков, отдаются отдельные треки голосов (с обработкой), оркестровая группа (с обработкой), духовая группа и полный "минус" фонограммы. Если возникает необходимость, то мастеринг-инженер подмешивает "пропавшие" детали, взяв их из этих дополнительных треков. При этом редактирование всегда происходит "в цифре", а динамическая и частотная обработка – только "в аналоге" и только через "лампу". Но делается это так умело, что различить в конечной фонограмме моменты такого дополнительного редактирования или конвертации совершенно невозможно.

Довольно редко начинающие музыканты получают в руки настоящий профессиональный инструмент. Они играют на чем придётся и прекрасно себя чувствуют – до того момента, пока в их руки не попадёт действительно что-то стоящее. После первого же опыта общения с настоящим дорогим профессиональным инструментом вернуться обратно к старому практически невозможно. Нечто подобное произошло и со мной. Если честно, то теперь всё, что делается в наших студиях, я воспринимаю только как демозаписи. Вы можете счесть эти слова высокомерными, но я действительно считаю, что это так. Теперь я нахожусь в глубочайших раздумьях. Совершенно очевидно, что найти аналогичный бюджет на запись своего сольного альбома в "Abbey Road" очень непросто. Но и записывать его в любой другой студии мне не хочется. И я пока не решил, что делать. Но на всякий случай над альбомом уже работаю.

Возможно, кто-то решит, что запись на "Abbey Road" – это PR-акция. Это вызывает у меня только улыбку. Скажу лишь, что в студии действительно есть список известных групп и музыкантов, в который теперь вошла и "Машина времени", как первая российская группа, записавшая, смикшировавшая и отмастерившая там альбом. Это то, что называется саунд "Abbey Road"!



Владимир Матецкий.

В этой истории переплелось слишком много самых разных моментов – человеческих, музыкальных, психологических... Конечно, некоторый пиетет был. Конечно же, это место для большинства музыкантов не может быть просто студией, и, конечно же, ко всему этому не может быть простого, однозначного отношения. С одной стороны – студия, в которой творили великие музыканты. Но с другой – мы приехали туда не на экскурсию и не собирались делать альбом просто "для галочки". Мы ехали туда именно для того, чтобы записать альбом группы "Машина времени" – группы достаточно взрослой, опытной, со своим сформировавшимся звучанием, стилем, аурой, если хотите. Поэтому и к работе мы относились очень серьёзно. Была проделана очень большая подготовительная работа. Практически весь материал был предварительно записан в демоверсии, с которой Хэймиш Стюарт периодически сверялся. Мы не собирались просто переписать это демо в "Abbey Road". Но и не хотели уходить слишком далеко от намеченных координат.

Разумеется, студия оказала своё влияние. А как без этого, если перед тобой стоит микрофон, в который пел Джон Леннон? Не знаю, рассказывал ли вам Андрей эту историю. Когда мы тестировали микрофоны для записи голоса Андрея, было установлено пять разных микрофонов. Но Хендерсон проговорился, что вот в этот микрофон пели сами The Beatles. Конечно же, Андрей тут же заявил, что и он будет петь только в этот микрофон, но тест всё же провели. Андрей пел в разные микрофоны, а мы все слушали и решали, какой из них лучше всего подходит его голосу. Как вы думаете, какой подошёл лучше всего? Да, тот самый Neumann ещё тридцатых годов. Как это ни удивительно, но этот микрофон в прекрасном состоянии, как, впрочем, и всё остальное, даже очень старое оборудование. К слову сказать, когда мы поговорили с персоналом студии, выяснилось, что этот микрофон имеет не такую уж и большую инвентаризационную стоимость, порядка пятнадцати тысяч долларов. Узнав это, мы в шутку поинтересовались, нельзя ли его купить? На что нам вежливо ответили, что, конечно же, нет. Разумеется, этот микрофон представляет огромную коллекционную ценность, но его никто не продаёт. Он работает, как и много лет назад.

У этой студии, безусловно, есть своя аура, но она заключается не столько в том, что вот именно здесь были записаны те или иные вещи. Это в целом уникальное место, с уникальным оборудованием и уникальными людьми. А чего стоит история с Джорджем Мартином, который в один из дней записи просто случайно зашёл поздороваться... Полностью от этой атмосферы абстрагироваться невозможно, если только ты не здороваешься с Джорджем Мартином каждый день. Но опять же, с другой стороны, мы ехали туда вовсе не за чудесами. Мы ехали записывать альбом "Машины времени". Да, для каждого из нас эта работа стала новым опытом. Разумеется, каждый из нас хотел вдохновиться этими стенами. Каждый из нас хотел почувствовать то звучание, которое складывается только в этих стенах. Просто потому, что сам факт такой записи для каждого из нас стал неким замыкающим звеном. Круг замкнулся. Мы с Андреем с детства жили в соседних дворах, я очень давно знаю его, знаю его родителей, вся история "Машины времени" прошла на моих глазах, и кто бы мог подумать, что все эти школьные забавы с гитарами приведут нас на "Abbey Road", в то самое место, где записывались The Beatles, и познакомят с Джорджем Мартином...

Нельзя сказать, что звучание альбома было полностью продиктовано нами, как нельзя сказать и того, что всё получилось вообще без нашего участия. Тут есть один очень интересный момент. Дело в том, что у людей наших и людей западных восприятие музыки несколько отличается. Не секрет, что наши уши воспринимают музыку через слова. Западные – наоборот, слова через музыку. На Западе к сведению подходят с совсем другими критериями. В частности, по уровню основной вокальной партии в общем балансе инструментов. Нам же было совершенно очевидно, что музыка "Машины времени" не может существовать в отрыве от текстов, которые пишет Андрей, что все слова должны идеально читаться. Потому что иначе никакой "Машины времени" у нас не получится. Англичане подошли к этой проблеме весьма творчески. Дело в том, что обычно, если на первый план выходит голос, он маскирует весь бэкинг-трек, делая его невыразительным. И наоборот, если мы вытаскиваем динамику бэкинг-трека, делаем его богатым и насыщенным, на его фоне немного теряется голос. Однако англичанам каким-то одним им известным способом удалось сохранить в сведении и высокий уровень голоса, и хорошую читаемость слов, и все краски бэкинг-трека, который звучит очень увесисто и ритмично. Пожалуй, этот критерий и стал основным при сведении.

Думать, что музыканты в нашей стране прошли какой-то уж совсем уникальный путь – это большое заблуждение. Если вы почитаете антологию The Beatles, то найдёте рассказ о том, как музыканты выкусывали плоскогубцами струны из рояля – просто потому, что в начале шестидесятых в Англии было сложно достать басовые струны. Скажу вам по секрету, что немного позже, когда у нас стали образовываться музыкальные группы, в нашей школе происходило то же самое. Ещё один пример. Когда десять лет назад в Москву приезжали Rolling Stones, на одной из вечеринок я слышал рассказ Мика Джагера о том, как отец подарил ему первый магнитофон, и он ходил с ним к другу переписывать редкие пластинки американских блюзовых музыкантов. Эту музыку они потом снимали и учились на ней играть. Проблема состояла в том, что американские исполнители пели так, что англичане не всегда могли разобрать слова. А без слов не споёшь песню. Все это очень сильно напоминает охоту за текстами The Beatles, без которых невозможно было играть и петь их песни. Поэтому я полагаю, что англичане очень хорошо представляют себе этот путь. Все прошли через рояльные струны, самопальные инструменты, самодельные усилители и запись на двухдорожечные магнитофоны. К тому же перед записью Хэймиш Стюарт приезжал сюда. Побывал на выступлении "Машины времени", видел всё собственными глазами. Так что в целом, никакого недопонимания в вопросе звучания у нас не было.

Путь, который прошла "Abbey Road", невозможно повторить в принципе. Не получится. По самым разным соображениям: экономическим, психологическим, практическим... Именно путь, который прошла "Abbey Road", делает эту студию уникальной. К тому же там очень бережно относятся к прошлому. Чтобы сохранить сформировавшуюся акустику, там не меняют паркет и не перекрашивают стены. Я бы сказал, что "Abbey Road" – это некий институт, исторически сложившееся, уникальное предприятие. У нашей же звукозаписи практически не осталось истории. Исчезли уникальные студии, вроде студии фирмы "Мелодия". Ушли специалисты. Ушли, практически не оставив учеников. Поэтому появление чего-то, подобного "Abbey Road", в нашей стране невозможно. Как, наверное, невозможно и в мире. А вот поехать туда и постараться подтянуть свой уровень, переосмыслить всё, что касается технической и бытовой стороны вопроса, тем более, если ты занимаешься звукозаписывающим бизнесом, было бы очень неплохо. Подтянуть уровень организации и поразмышлять о человеческом факторе. Посмотреть, как тщательно люди делают своё дело. Почувствовать это отношение, когда вся команда работает на победу. У нас люди так работать почему-то не могут. Всё это, безусловно, нужно взять на вооружение. Пытаться создать второй "Abbey Road" бессмысленно. Хотя бы потому, что это очень дорого. Сегодня "Abbey Road" рентабельна, но ещё неизвестно, что будет с этой студией лет через пять-десять: студия находится при звукозаписывающем бизнесе, а этот бизнес, в современном его виде, умирает. Но пока эта студия рентабельна, и её время расписано на многие месяцы вперёд.

Музыкальный бизнес меняется. Это очевидно. Но я бы не сказал, что он меняется в худшую сторону. Просто лет через десять всё будет по-другому. Развитие мультимедийных технологий очень похоже на приход телевидения. Когда появилось телевидение, многие опасались, что оно убьёт и театры, и кино, и книги. Но этого не произошло, хотя телевидение и заняло значительную часть культурного пространства. Так же трудно сказать, что будет со звукозаписывающим бизнесом лет через десять. Возможно, отпадёт надобность в носителях. Возможно, появятся какие-то принципиально новые технологии. Но суть музыки от этого не изменится. "Будет гитара (сэмплер, компьютер) – будет песня" – это иллюзия. На гитаре нужно уметь играть. Со звуком нужно уметь обращаться. Это константа не меняется уже много веков.



Bookmark and Share


prev. item / пред. пункт home / начало covers / каверы rss feed / rss канал next item / след. пункт